Новации в понимании законности остановки транспортных средств сотрудниками ГАИ для проверки документов водителей транспортных средств. Часть 1.



Новации в понимании законности остановки транспортных средств сотрудниками ГАИ для проверки документов водителей транспортных средств. Часть 1.

(Информационные материалы Выездного третейского суда под редакцией председателя Выездного третейского суда В.А. Дризголовича. Рекомендованы к применению специалистами, занятыми в разрешении споров и конфликтов, а также оказания юридической помощи)

В настоящем труде исследуется вопрос правомерности остановки транспортных средств (далее - ТС) сотрудниками ГАИ для проверки документов водителей ТС (включая спецоперации). Исследование проведено с применением расширенного понимания законодательства, ранее в комплексе в правовой литературе не использованного, что определяет его новизну и практическую значимость. Цель издания информационных материалов по результатам проведённого исследования поставленного вопроса – выработка однозначного подхода, который в настоящее время в таком качестве в обществе отсутствует, с целью профессиональной консолидации специалистов, занятых в разрешении споров и конфликтов, а также оказания юридической помощи.

На первом этапе исследования, для ответа на поставленный вопрос, по нашему мнению, необходимо выяснить – является ли остановка ТС сотрудником ГАИ по любому мотиву (включая спецоперации) административным задержанием водителя этого ТС?

Сотрудник ГАИ остановив ТС: 1. фактически кратковременно ограничивает свободу водителя ТС, так как водитель остановленного ТС, согласно статье 30 Конституции Республики Беларусь, имеет право свободно передвигаться в пределах Республики Беларусь; 2. определив проявлением своей воли и властных полномочий, что место остановки ТС должно находиться в пределах видимости сотрудника ГАИ, формально доставляет водителя ТС в это место; 3. определяет место содержания этого водителя либо в ТС, которым этот водитель управляет, либо в служебном ТС ГАИ.

Таким образом, с точки зрения понятия административного задержания, установленного статьёй 8.2 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее - ПИКоАП), действия сотрудника ГАИ, в результате остановки им ТС, всегда и безусловно являются административным задержанием водителя этого ТС, так как сотрудником ГАИ, вне зависимости от мотивов, которыми он руководствуется и условий проводимых спецопераций, осуществляются предусмотренные этой статьёй фактическое кратковременное ограничение свободы водителя ТС, доставление его в место, определенное сотрудником ГАИ, и содержание в данном месте.

На втором этапе исследования, следует определить, правомерна ли остановка ТС сотрудником ГАИ по мотиву проверки документов водителя ТС, которая по сути своей является административным задержанием сотрудником ГАИ водителя ТС? Поэтому далее по тексту, понятие остановки ТС сотрудником ГАИ по любому мотиву (включая спецоперации), равнозначно понятию административного задержания сотрудником ГАИ водителя ТС, так как равнозначность этих понятий выяснена нами на первом этапе исследования.

В этом свете, необходимо понимать, что по правилу, установленному статьёй 9.5 ПИКоАП, административное задержание сотрудником ГАИ водителя ТС является моментом начала административного процесса в отношении этого водителя. А согласно этой же статье начат административный процесс в отношении водителя ТС может быть только при наличии совокупности поводов и оснований для начала такого административного процесса.

Что такое поводы к началу административного процесса, нам разъясняет статья 9.1 ПИКоАП, согласно которой указанными поводами являются: заявление физического лица; сообщение должностного лица государственного органа, общественного объединения, иной организации; непосредственное обнаружение признаков административного правонарушения органом, ведущим административный процесс. Эта же статья раскрывает, что такое основания для начала административного процесса, которыми являются достаточные данные, указывающие на признаки административного правонарушения, предусмотренного статьей Особенной части Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

Исходя из этого, даже если предположить, что у сотрудника ГАИ, осуществившего административное задержание водителя ТС, имелись поводы для начала административного процесса (кто-то заявил или сообщил о совершении этим водителем административного правонарушения, либо проводится спецоперация), то если сотрудник ГАИ не может сформулировать совершение какого административного правонарушения вменяется в вину административно задержанному им водителю ТС, мотивируя административное задержание водителя ТС лишь необходимостью проверки документов водителя ТС, – то у сотрудника ГАИ отсутствуют основания для начала административного процесса. Этот вывод подтверждается тем, что объяснить административно задержанному водителю ТС за совершение какого административного правонарушения осуществлено его административное задержание, сотрудник ГАИ обязан, если этот водитель того требует, так как знать, совершение какого административного правонарушения вменяется в вину административно задержанному лицу, в отношении которого ведётся административный процесс – неотъемлемое право административно задержанного водителя ТС согласно статьи 4.1 ПИКоАП. И воображение сотрудника ГАИ, которое может заставить такого сотрудника ГАИ предполагать, что у водителя ТС отсутствуют предусмотренные Правилами дорожного движения (далее - ПДД) документы, наличие и действительность которых он намеревается проверить, не является предусмотренными статьёй 9.1 ПИКоАП достаточными данными указывающими на признаки административного правонарушения, а следовательно и основанием для начала административного процесса, так как это только предположение сотрудника ГАИ, которое основано на его (или чьих-то) догадках, и по принципу презумпции невиновности, установленной статьёй 2.7 ПИКоАП, должно быть истолковано им в пользу водителя ТС (то есть в пользу того, что предусмотренные ПДД документы у этого водителя ТС имеются и являются действительными).

Поэтому остановка ТС сотрудником ГАИ по мотиву проверки документов водителя ТС, которая является административным задержанием сотрудником ГАИ водителя ТС согласно определения статьи 8.2 ПИКоАП, сопряжённая с отказом сотрудника ГАИ сообщить административно задержанному им водителю ТС за совершение какого административного правонарушения осуществлено его административное задержание и совершение какого административного правонарушения вменяется ему в вину, что водитель ТС вправе знать согласно статьи 4.1 ПИКоАП, при мотивировании осуществлённого административного задержания водителя ТС исключительно необходимостью проверки документов водителя ТС, свидетельствующему об отсутствии предусмотренных статьёй 9.1 ПИКоАП оснований для начала административного процесса в отношении этого водителя ТС, является противоправной, так как противоречит принципу неприкосновенности личности, установленному статьёй 2.4 ПИКоАП, согласно которому никто не может быть задержан за совершение административного правонарушения при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных статьёй 9.1 ПИКоАП.

Также необходимо отметить, что предоставленные ГАИ пунктом 11.9 Положения о Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утверждённого Постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 31.12.2002 года N 1851 "Об утверждении Положения о Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Республики Беларусь" (далее – Положение о ГАИ) и статьёй 25 Закона Республики Беларусь от 17.07.2007 года N 263-З "Об органах внутренних дел Республики Беларусь" (далее – Закон об ОВД) права останавливать транспортные средства, самоходные машины, проверять их техническое состояние, осуществлять сверку идентификационных данных их номерных агрегатов со сведениями, указанными в регистрационных документах и проверять у граждан при подозрении в совершении ими преступлений, административных правонарушений документы, удостоверяющие их личность, а также документы, необходимые для проверки соблюдения ими правил, надзор и контроль за выполнением которых возложены на ГАИ, не могут быть реализованы сотрудниками ГАИ без исполнения ими обязанностей, как представителей органов ведущих административный процесс, установленными ПИКоАП. Это следует из того, что остановка ТС сотрудниками ГАИ, которая является административным задержанием водителей ТС, свидетельствует о начале в отношении этих водителей административного процесса, и реализуется в соответствии с ПИКоАП, так как действия сотрудников ГАИ попадают под определение, предусмотренное статьёй 8.2 ПИКоАП, содержащей понятие административного задержания. Данный вывод обусловлен тем, что в соответствии со статьёй 10 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 года N 361-З "О нормативных правовых актах Республики Беларусь" (далее – Закон о НПА) кодексы (которым в данном случае является ПИКоАП) имеют большую юридическую силу как по отношению к законам, которым в данном случае выступает Закон об ОВД, так и к постановлениям Совета Министров Республики Беларусь, которым в данном случае выступает Положение о ГАИ, таким постановлением утверждённое.


Вместе с тем, при определении законности остановки ТС сотрудниками ГАИ для проверки документов, не состоятельной является ссылка на то, что в соответствии с пунктами 9.1 и 12.1 ПДД, утверждёнными Указом Президента Республики Беларусь от 28.11.2005 года N 551 "О мерах по повышению безопасности дорожного движения", водитель механического транспортного средства обязан останавливаться по требованию сотрудника ГАИ в форменной одежде и иметь при себе и передавать для проверки сотрудникам ГАИ предусмотренные ПДД документы, так как этим пунктом определяются обязанности водителя, а не права сотрудников ГАИ по остановке ТС и проверке документов водителя ТС. Это подтверждается тем, что пунктом 4 ПДД предусмотрено, что формы и методы контроля за выполнением участниками дорожного движения требований ПДД определяются Министерством внутренних дел Республики Беларусь.

Помянутый пунктом 4 ПДД контроль сотрудниками ГАИ за выполнением участниками дорожного движения требований ПДД осуществляемый в формах и методами, предусмотренными Инструкцией об организации деятельности подразделений дорожно-патрульной службы Государственной автомобильной инспекции Министерства внутренних дел Республики Беларусь, утверждённой Приказом Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 01.06.2012 года № 155, с изменениями, внесёнными в неё Приказом Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 22.03.2013 года №104  (далее – Инструкция ОД ДПС), не может быть реализован сотрудниками ГАИ без исполнения ими обязанностей, как представителей органов ведущих административный процесс, установленными ПИКоАП. Это следует из того, что остановка ТС сотрудниками ГАИ, которая является административным задержанием водителей ТС, свидетельствует о начале в отношении этих водителей административного процесса, и реализуется в соответствии с ПИКоАП, так как действия сотрудников ГАИ попадают под определение, предусмотренное статьёй 8.2 ПИКоАП, содержащей понятие административного задержания. Данный вывод обусловлен тем, что в соответствии со статьёй 10 Закона о НПА кодексы (которым в данном случае является ПИКоАП) имеют большую юридическую силу по отношению к нормативным правовым актам министерств, которым в данном случае выступает Инструкция ОД ДПС, утверждённая таким нормативно-правовым актом Министерства внутренних дел Республики Беларусь в виде приказа.

Комментарии